Подробнее на сайте: https://ddauto.ruhttps://avtoforward.ruhttps://proavtoremont.ruhttps://freshcomputer.ru https://controlcomputer.ru https://runcomputer.ru https://computertab.ruhttps://clearcomputer.ruhttps://catchcomputer.ruhttps://dircomputer.ruhttps://robustauto.ru https://init-pc.ru https://repairurauto.ruhttps://oncomputer.ru https://autotodrive.ru

24 февраля 2006 года

Не реликтовые МУЖИ

Поистине праздничная атмосфера царила 23 февраля в Большом зале Саратовской консерватории. Со сцены звучали песни из кинофильмов, песни военных лет, песни на слова Сергея Есенина и Николая Рубцова, народные песни и лучшие русские старинные романсы. Их блестяще исполнили гости из Москвы – мужское вокальное трио «Реликт». В него входят: заслуженные артисты России Александр Никеров (тенор), Алексей Кондратов (тенор, гитара) и Вячеслав Моюнов (баритон, гитара). Вокальное трио показывало свое мастерство более чем в 40 странах мира. В Греции певцов назвали «Золотыми голосами Европы». Они выступили и во многих городах России. Но за 20 лет своего существования в нашем городе это их первый концерт. Пригласило же их и организовало выступление ООО «Маэстро» (администратор консерватории Олег Белоцерковский). Едва приехав с вокзала, не успев распаковать вещи и пообедать, руководитель коллектива Александр Никеров (на фото в центре) дал эксклюзивное интервью «МК» в Саратове». - Как и при каких обстоятельствах у вас возникла идея создания мужского вокального трио? - Все очень просто. Мы вместе учились в ГМУ им. Гнесиных на отделении «Артист музыкального театра и эстрады», из нас готовили артистов оперетты. И где-то курсе на третьем решили создать свой коллектив. Конечно, свою роль сыграла наша дружба: возникло желание не расставаться, не теряться по жизни. - Почему для названия трио было выбрано слово «Реликт»? Это слово происходит от латинского «остаток». Это что-то находящееся несоответствии с современными условиями развития. - Разве в тот период трое молодых людей (и, заметьте, мужчин!) могли выбрать что-то лучшее? (Смеется.) Вы посмотрите сейчас на нас, и вы увидите реликт. Если же отвечать серьезно…. Мы хотели найти то название, которое отвечало бы нашему песенному репертуару. Искали что-то адекватное слову «наследие». Брать само слово наследие названием коллектива мы не решились: побоялись, что это слово не будет «стрелять». Поэтому взяли, как нам казалось, аналог «наследия» - «Реликт». Реликт - это что-то вечное, то, что осталось нам от древних-древних эпох. Конечно, вокальный репертуар не может древним. Но мы вкладываем иной смысл: в коллекции тех песен, что мы исполняем, нет разовых. Это и классическая музыка, и старинная русская музыка, и духовные песнопения. Шуберт, Бах, Вебер... Все это пелось и до нас, и будет петься после нас. Если же говорить о некотором нашем «нынешнем» репертуаре (мы ведь поем и песни современных авторов), то почти уверены что и эти песни будут долгими, станут настоящими «долгожителями». Перед нами всегда стоит одна и та же задача: чтобы в нашем репертуаре не было разовых, однодневных песен. А уже видение песен наше: это и свои обработки, и свой подход, и свое исполнение. Мы исходим из возможностей своего небольшого коллектива: два тенора и баритом, на троих на сцене - две гитары. Причем ребята (Алексей Кондратов и Вячеслав Моюмов) учились играть на гитаре уже достаточно поздно, после создания ансамбля. - Ваш репертуар многообразен. Какой все-таки жанр вокального творчества вам наиболее близок? - Независимо от того, чтобы мы ни исполняли, мы все-таки работаем в направлении русского романса. Хотя поем песни и другого направления. Например, патриотические («На безымянной высоте», «Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой»). Но большой пласт музыки занимает романс, а на правление определить трудно. Наверное, это все же – вокально-камерное. - Какое музыкальное произведение вы бы назвали «визитной карточкой» «Реликта»? - Мы никогда не подсчитывали, но думаю, что в нашем репертуар около трехсот песен. И как минимум, около ста из них можно назвать нашими «визитными карточками». Это, конечно, и «Моя душечка», и «Однозвучно гремит колокольчик», и многие другие, которые так сразу на вскидку быстро мне перечислишь. Часто нас просят исполнить «Дорогой длинною». А вот без песни «Бесаме мучо» не обходится ни один концерт. Даже если мы и не включали ее в программу, все равно зал почти всегда просит ее исполнить. (Именно этой песней трио «Реликт» завершило концерт в Саратове. - Прим. авт.). Назвать что-то одно трудно. У нас есть блок песен Леннона и Маккартни. На нашем сайте в интернете «висят» две странички: «Ваши любимые песни» и «Наши любимые песни». Мы внимательно отслеживаем то, что слушателей больше всего интересует. И вот таким образом определяем, что на данное время, на этот месяц нам обязательно стоит включать в концерт. Последнее время очень часто зрители просят (и отмечают на сайте) романс «Вам девятнадцать лет» Прозорского. Очень красивый романс, который редко исполняется. А нашим зрителям он нравится. - Чем, на ваш взгляд, отличается романс от песни? - Я думаю, что разница между этими понятиями небольшая. Хотя романс это все-таки направление лирическое, независимо от его эмоциональности. А вот уверенно могу сказать, что песни о партии явно романсом не являются. Но то жё «Русское поле» Френкеля вполне можно считать романсом. - Вы много выступали за рубежом. Какая страна оставила у вас самое яркое впечатление? - Каждая страна по-своему интересна, иначе мы бы не ездили за границу так часто. А мы ведь объездили более 40 стран. В некоторых были ухе раз по десять. Каждая страна преподносит какие-то сюрпризы. И их очень много. Случаются и забавные. Нам очень нравится азиатский регион. Хотя полюбили и Австралию, и Кубу. Выделить какую-то одну страну нельзя, потому что в каждой есть своя изюминка. Но более комфортно нам, конечно, на родине, в России. - Исполняете песни на языке той страны, куда отправляетесь? - Первые годы мы обязательно готовили песню специально для той страны, куда ехали на гастроли. Даже «Подмосковные вечера» пели в Китае на китайском языке. Потом эта практика постепенно отошла на второй план. Почему? Да потому, что в любом случае мы везем русское искусство. Конечно, почти все приглашающие ждут от нас именно русскую музыку. Но бывают и исключения. Так, на фестивали в Австралии нас обязательно просили петь и на английском, и на немецком, и на польских языках. А нам это было не в тягость, ибо в нашем репертуаре есть песни на многих языках. - У вас большой опыт поездок за рубеж. А какой жанр музыкального творчества наиболее востребован: там и в России? - О том, что востребовано сегодня в России, говорить не буду – это вы знаете и без меня. Что у нас показывает государственное телевидение, то у нас и востребовано. А за рубежом…… Могу с гордостью сказать одно: нас там очень тепло принимают, независимо от того, на каком мы поем. Да и дело-то ведь по большому счету не в языке. Конечно, мы поем русскую музыку. Но в ней не только мелодия красива, а и гармония в вокале. - Как в вашем трио распределяются творческие и административные обязанности? - Как такового директора у нас нет. Но на данный момент его функции выполняю именно я. - Вы впервые в Саратове? - Да, никто из нас здесь никогда не бывал. Не то что с концертами, но и даже проездом. - Сейчас совершаете турне по городам России? - Нет, мы приехали из Москвы и туда же возвращаемся. В столице сейчас работы у нас предостаточно. А из выездных концертов: ближайший – 12 марта в Воронеже, и 17 марта в Мурманске. - Вы все втроем коренные москвичи? - Закоренелые. Двое из нас родились в Подмосковье, где живут и посей день: Вячеслав Моюнов в Химках, Алексей Кондратов в Нахабино. А я родом из-под Уфы, но уже очень давно живу в Москве. В Гнесинку поступил после службы в армии, да так и остался в столице. - Вы все трое заслуженные артисты России. Это звание получили одновременно? - Именно итак и было. Это произошло вот уже как десять назад – в конце 1996 года. А работаем мы с 1987 года. - Кого из современных исполнителей старинных романсов вы бы поставили на первое место? - Вам как ответить: скромно или не скромно? Если скромно, то мне мало кто нравится сегодня. Если нескромно, то лучше, чем трио «Реликт», никто не поет. Заметьте, что вообще втроем сегодня русские романсы не исполняет никто. - Ваше трио имеет престижные благодарности и дипломы. А что «Реликт» считает своим главным достижением за все годы творческой жизни? - Главное наше достижение - что мы не изменили жанру и самим себе. Независимо от времени. Хотя было много предложений. Вплоть до ухода в «попсу». Но для нас это было бы скучно. И мы этот вариант «отмели». Мы и сейчас поем именно то, с чего начинали: духовные песнопения, русские народные песни и романсы. Многое исполняем а сареllа (без аккомпанемента). - Ваши ближайшие творческие планы? - У нас в марте много работы. А 12 апреля выступаем в Московском государственном театре эстрады. Последние 7 лет мы не работали в нем (на то были основания, говорить о которых мне не хочется). После такого большого перерыва нам бы хотелось выступить там достойно. Кстати, именно с Театром эстрады у нас связана очень смешная история. Был большой праздничный концерт. Должны были спеть две песни. Нас объявляют на сцену. Мы выходим, и в этот момент на гитарах рвутся сразу несколько струн. Разумеется, на то, чтобы струны перетягивать, времени уже не было. Из этой ситуации мы вышли достаточно легко: просто спели а сареlla (одним голосом), гитары в руках держали. Смотреть на нас из зала было, вероятно, забавно: вынес ли две гитары, на которых даже и не пытались сыграть. - Уж коль вы заговорили о забавных случаях. Не случалось ли чего-нибудь необычного во время ваших зарубежных турне? - Случаться-то случалось. Это сейчас мы многое вспоминаем с юмором. А тогда было не до смеха. Так, как-то мы вышли погулять в Сайгоне (теперь этот город называется Хо Ши Мин). Ходим, разглядываем местные достопримечательности и только через какое-то время с Алексеем спохватились нас только двое. Куда делся Слава? Понять ни чего не можем. Поискали глазами - нет. Стоим в полной растерянности. Как нам быть, что делать, как его искать - не знаем. И вдруг к нам подходит вьетнамец и спрашивает нас по-русски; «Вы что-то потеряли?». Мы его всерьез вообще поначалу не восприняли - нам было не до него. Но вьетнамец понял, что у нас что-то случилось, и от нас не отстает. Делать нечего, мы все-таки вступили с ним в беседу, и объяснили, что потеряли не «что-то», а «кого-то». Вьетнамец стал расспрашивать, как выглядит наш товарищ. Подвел нас к бане со всевозможными массажами, сказал, что мы можем о своей проблеме забыть и здесь расслабится. Ровно через час он нашего товарища нам приведет. Сказать честно, нам было не до массажа и не до бань. Но спорить мы не стали. И вы не представляете, каково же было удивление! Ровно через час мы выходим из этой бани и видим, как на лавочке сидят и о чем-то мирно беседуют наш новый знакомый вьетнамец и найденный им Слава! Слава нам позже рассказывал, как он, потерявшись, не зная языка, стал обьезжать гостиницы. Сначала на такси. Потом нанял рикшу. Гостиницу найти не может. И вдруг к нему кто-то подбегает и спрашивает «Вы Слава?» Ничего не понимающий Слава стал отбиваться от неизвестного ему уличного прохожего. А тот объясняет: «Саша и Леша поручили мне тебя найти!» Этот случай только подтверждает то, что вьетнамцы крайне дружелюбны и всегда готовы на помощь. Причем абсолютно бескорыстно. А еще со временем канувшевого в Лету Советского Союза во Вьетнаме очень любят русский язык. Вы знаете, там, не в пример нам, до сих пор очень широко и торжественно отмечают 7 ноября. Это для них святой праздник. С этим связан еще один забавный случай, который произошел три года назад. В начале ноября во Вьетнаме еще очень жарко. Мы принимаем участие в большом праздничном концерте, посвященном 7 ноября. Кстати, выступаем вместе с ансамблем «Березка». Работаем серьезно, все обставлено очень торжественно. Прием – радушнее и теплее не бывает. Зрительный зал огромный - более тысячи человек. Но в гримерках находиться невозможно: там очень жарко. А вот за кулисами, сразу за сценой, работают кондиционеры, здесь комфортно, хорошо. Заканчивается концерт. Опускают занавес. И, собравшись за кулисами, актеры снимают с себя ненавистную в эту жару одежду. Присели в одном нижнем белье, отдыхаем, и вдруг — уж не знаю почему, этот за навес вновь поднимают. И тем зрителям, которые еще не успели покинуть концертный зал, довелось воочию увидеть артистов в неглиже. - Каким образом вы находите новые произведения для своего репертуара? - Бывает по-разному. Иногда хочется ввести в репертуар что-то давно знакомое и любимое. Но бывает и так, что подсказку мы получаем из зрительного зала. Случается, что приходят записки с просьбами спеть какой-то романс. Мы читаем и удивляемся: «А действительно, почему его нет в нашем репертуаре? Надо над ним поработать!» Бывает и третий вариант. Мы долго не обращались к творчеству Николая Рубцова, 70- летие со дня рождения которого не давно отмечалось. И мы подготовили четыре романса на его стихи. Если честно, то даже гордимся, что у нас такой большой репертуар. Ведь мы могли бы петь свои 30 песен всю жизнь и не идти дальше. Благодарны зрителям. Ведь именно они часто подсказывают, что нам дальше петь. Татьяна ЛИСИНА,

Авторское право © 2014. Все Права Защищены.   

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования